Русский авантюрист 12 дней правил европейской страной. Как он стал королем и почему был свергнут?

Он называл себя то русским бароном, то голландским графом, то приятелем английского короля, то сам представлялся королем Андорры. И самое удивительное, что в последнем он не врал! Русский авантюрист Борис Скосырев действительно покорил тихое пиренейское государство и 12 дней рулил Андоррой.

Как получилось, что русский искатель приключений стал у руля европейской страны? Почему Бориса считали английским, нацистским и советским шпионом одновременно? Как король Борис I поссорился с испанским епископом из-за казино и почему он не удержался на троне дольше 12 дней?

Биография каждого великого авантюриста пополам состоит из откровенных выдумок и невероятных, но реальных историй. Так и король Андорры Борис Скосырев жил удивительно ярко и на ходу придумывал историю своей жизни. За границей он представлялся русским бароном, имевшим родство чуть ли не со всеми правящими домами Европы.

На самом деле фамильное древо Скосырева было не столь знатным, хоть и не бедным. Он родился в городе Вильно в 1896 году в семье провинциального земского начальника.

Родители дали мальчику хорошее образование. Скосырев знал несколько иностранных языков, легко держался в светском обществе и своим красноречием увлекал людей за собой. Но никто не знает, где конкретно учился авантюрист. Борис воспользовался этим фактом сполна, презентуя себя как выпускника Оксфорда и парижского лицея Людовика Великого.

А еще Скосырев утверждал, что в годы Первой Мировой воевал в составе английского подразделения в России. Удивительно, но это правда. Когда в 1916 году Западный фронт окончательно превратился в окопную мясорубку, англичане отправили русским союзникам три дивизиона освободившихся бронемашин.

Полиглот Борис Скосырев служил переводчиком у командира одного из таких подразделений Оливера Локер-Лэмпсона. Борис сдружился с английским аристократом, а тот вытащил своего русского друга в Британию и пристроил его после войны переводчиком в японское посольство.

На Туманном Альбионе начался самый скользкий период в жизни Бориса. Английские газеты пестрили заметками о загадочном русском, который якобы похитил золотые часы японского дипломата и расплачивался в забегаловках поддельными чеками. Тут уж авантюрист не смог отбрехаться и отчалил в Нидерланды.

Обаятельный русский эмигрант с аристократичными манерами быстро оброс связями в местной светской тусовке. В 1924 году Скосырев получил нансеновский паспорт - популярный в те годы эмигрантский документ, открывавший путь во многие страны без оформления визы. Для удобства передвижения по Европе Скосырев получил еще и голландский паспорт.

А ведь он любил рассказывать, что лично королева Вильгельмина пожаловала ему титул графа Оранского! Это при том, что графом может стать только член королевской семьи Нидерландов.

Впрочем, такие несостыковки ничуть не беспокоили русского авантюриста. Скосырев самозабвенно ездил по ушам своим собеседникам и легко находил ключи к человеческим сердцам, так что многие ему верили.

А еще он преуспел в отношениях с состоятельными дамами, которых менял одну за другой.

В 1931 году Скосырев сошелся с богатой француженкой Марией-Луизой Пара-де-Гасье. Борис мог бы спокойно прожигать состояние своей ненаглядной на Лазурном берегу, если бы не неутолимая жажда приключений. Вскоре авантюрист закрутил роман с английской аристократкой Филис Херет.

Интрижка едва не закончилась для русского эмигранта тюрьмой: испанские жандармы не позволили Борису сдать украшения возлюбленной в ломбард. Недолго авантюрист тосковал в одиночестве. Его новой спутницей стала богатая американка Флоренс Мармон - бывшая жена известного автопромышленника Говарда Мармона.

Но не только за счет своих женщин профессиональный альфонс Скосырев шиковал на европейских курортах. В Колумбии у него была фирма "Борис де Скосырефф: импорт-экспорт, представительство".

Оттуда и его обширные связи в кругах европейской элиты, оттуда и клеймо наркоторговца от испанских правоохранителей. Проблемы с законом вынудили Скосырева и его спутницу в 1933 году выехать в Андорру. Среди живописных гор и изумрудных полей маленького княжества Борису Скосыреву пришла идея, прославившая его на весь мир.

Борис Скосырев и Андорра были словно созданы друг для друга. Об этом княжестве с курьезной историей, красивой природой и непримиримо консервативным населением стоит рассказать подробно.

Андорра лишь формально считается княжеством, ведь кроме Бориса I полноценных монархов у страны не было. Со средневековых времен карликовым государством рулят совместно испанский епископ Урхельский и французский король или президент. Обоим андоррцы долгое время платили дань деньгами, сырными головами и куропатками.

В 1806 году андоррцы просились в состав Франции, но император Наполеон решил оставить на карте этот политический курьез. А еще Андорра 44 года формально находилась в состоянии войны с Германией.

Княжество объявило войну немцам в 1914 году, но при составлении Версальского мира "страну-победительницу" просто-напросто забыли.

Немногочисленное население страны столетиями сохраняло традиционный уклад жизни, противясь любым изменениям. На протяжении 7 веков андоррская семья неизменно отправляла одного сына на заработки за границу, а второго оставляла следить за хозяйством. С цивилизацией у андоррских фермеров и пастухов был разговор короткий.

Но мириться с цивилизацией все же пришлось. В 1920-х в Андорре проложили хорошую дорогу, провели электричество и туристы потянулись на местные источники.

Веяния прогресса разбавили закостенелый образ жизни андоррцев. Они вдруг поняли, что за пределами тихого княжества бурлит совсем другая жизнь. А на туристах можно заработать самим, не отдавая прибыль плотно засевшим в княжестве французским и испанским компаниям. Так в 1933 году начался политический кризис.

Нешуточная борьба завязалась между местным Генеральным советом и Судебным трибуналом. 17 июня 1933 года Генсовет принял революционное решение наделить всех мужчин старше 25 лет избирательными правами. До этого голосовать могли лишь отцы и платившие налоги домовладельцы.

Судебный трибунал хотел все по-старому и отменил решение Генерального совета. Спор между консерваторами и реформаторами вылился в беспорядки.

Для усмирения бунтующего княжества французы ввели в страну 50 полицейских. Волнения стихли, но жажда перемен никуда не делась.

Тут и возник в андоррской политике авантюрист из России. В 1933 году Борис Скосырев предложил Генсовету свой проект прогрессивных реформ. А пока депутаты его обсуждали, предприимчивый гость обзавелся андоррским гражданством. Увы, первый поход Бориса I на трон не удался: его идеи отвергли, а самого реформатора выгнали из страны.

Больше года Борис планировал свое триумфальное возвращение и нашел интересную лазейку. Андоррцы прикипели ко французской монархии и не хотели видеть в со-князьях президента.

Скосырев отыскал правнука последнего французского монарха и заручился документом от него. В своем письме герцог де Гиз официально передавал права на андоррский престол "графу" Борису де Скосыреффу. С этим письмом и новым проектом грандиозных реформ русский авантюрист прибыл в Андорру 17 мая 1934 года.

Улицы княжества пестрили листовками с политической программой Скосырева. Он объявлял горы и минеральные источники национальным достоянием андоррцев, обязался отменить налоги и ввести равные гражданские права. Процветать андоррские Нью-Васюки должны были за счет льготного налогообложения для иностранных фирм.

Заманчивый образ будущего и "веские доказательства" прав на престол сделали русского самозванца 8 июля 1934 года народно избранным королем Андорры.

Держава должна была взять лучшее от Швейцарии и Монако. Свободная экономическая зона манила бы бизнесменов со всей Европы, любители экстрима и состоятельные пенсионеры съезжались бы на горнолыжные курорты и минеральные источники. Вишенкой на торте андоррского благополучия должно было стать казино.

И если французам не было дела до княжества, то со-правителя епископа Урхельского игорные дома не радовали. Епископ выступил против строительства казино в Андорре и бросил все силы на борьбу с "порождением дьявола". В середине июля 1934-го европейские газеты одна за другой выходили с карикатурой на короля Бориса.

Его величество посчитал разгромные статьи в прессе личным оскорблением и официально объявил войну епископу Урхельскому. Увы, силы были не равны.

Пока андоррцы собирали помидоры, закончилось 12-дневное правление первого и единственного короля в их истории. Интересно, что испанцам было не подкопаться к Скосыреву.

Всем вышеупомянутым он не нарушил ни одного андоррского закона, поэтому его осудили на 1 год тюрьмы за незаконное пересечение границы.

Пути Скосырева и его вотчины окончательно разошлись. Страна последовала заветам своего единственного короля и стала "налоговым оазисом" с рулеткой, горнолыжными курортами и термальными комплексами. А Борис еще долго скитался по миру, обрастая белыми пятнами в биографии.

О дальнейшей жизни русского авантюриста известно еще меньше, чем о его ранних годах. Писатель Николай Рубакин вспоминал, что в 1939 году Скосырева арестовали французы и сослали в лагерь для "нежелательных иностранцев". Якобы его жизнь оборвалась в 1944-м, но скорее всего это не так.

По одной версии Скосырева освободили американцы, по другим сведениям он вышел на свободу в период немецкой оккупации. Кем только не считали андоррского короля: то немецким, то английским, то советским шпионом. История даже сохранила досье на Скосырева от советских спецслужб, так что и "красный" вариант возможен.

После войны русский авантюрист оказался в зоне советской оккупации Германии, а в 1948-м попал в спецлагерь НКВД. Там, по мнению белорусского историка Леонида Лавреша, не обошлось без сотрудничества с чекистами. Через 8 лет Борису позволили спокойно выехать в Западную Германию, где он умер в 1989 году.

Судьбы больших авантюристов всегда оставляют много вопросов и недосказанностей. Одно ясно: Скосырев пережил всех своих недоброжелателей, увидел претворение в жизнь своего "андоррского чуда" и точно мог бы пригодиться своей родной стране.

Подпишись.